Глава 11 Ужин

Удивительная гостиная с двумя каминами, где Таня когда-то вместе с другими девушками сдавала магический выпускной экзамен, значительно преобразилась.

Нет, интерьер по-прежнему был мрачен, готичен и волшебен, однако чувствовался официоз и показная торжественность большого праздника.

В центре стоял огромный овальный стол, накрытый ослепительно-белой скатертью. По всей его длине тянулась аллея высоких серебряных подсвечников. От белых и красных роз, размещенных в пузатых фарфоровых вазах, шел густой, одуряющий запах. Посуда чередовалась попеременно – серебряные и золотые приборы. Стулья с резными спинками, обтянутые кроваво-алым плюшем, черная драпировка стен в тонких серебряных узорах, хрустальный каскад торжественной люстры, щедро отражающей пламя свечей, и в довершение – веселый, яркий огонь в двух больших каминах.

А на столе уже стояло шампанское в серебряных ведерках и водка в прозрачных графинах. Сверкали хрустальной чистотой бокалы с рюмками.

Одним взглядом Таня охватила всю эту роскошь и тут же оробела. Если разобраться, она еще никогда не участвовала в торжествах столь высокого уровня.

Гостей рассаживали призраки. Бледные тени официантов с пустыми, белыми лицами скользили между людьми и глухими загробными голосами предлагали «сопроводить к местам». Тане досталось кресло по левую руку от Рика: именно там лежала именная карточка с надписью черными с завитушками буквами: «Каве Лизард».

Место слева от нее пока еще пустовало. Патрика, выглядевшего донельзя растерянным, усадили между Кристой и Дашей, – рыжая тут же принялась обхаживать английского гостя. «Кажется, его решили взять в оборот», – мстительно подумала Таня. Лешка и его друг Шелл сели напротив Патрика и Кристы. Это хорошо. Таня успела перехватить взгляд Шелла, устремленный на Эрис, которая села справа от него, а вот Лешка… Лешка смотрел только на Кристу. Рыжая в тонком и длинном, красном струящемся платье была чудо как хороша. Она заметила его взгляд и улыбнулась. Вордак чуть улыбнулся в ответ.

Таня решила, что ей просто необходимо взять уроки каких-либо восточных медитаций, чтобы научиться самоконтролю и спокойствию духа.

Сейчас же, лишенная подобной возможности, она быстро перевела взгляд на других гостей. О, вот и президент с любовницей – уселись в центре, замыкая овальный край с левой стороны от входа. По левую руку от Вордака сидел странный седой человек. Выглядел молодо, однако… Мужчина заметил ее взгляд, чуть повернул голову: блеснула в ухе золотая серьга в виде полумесяца с черной каймой. Девушка тут же отвела глаза.

Неожиданно многоголосый гул в гостиной затих. Все обернулись к двери. Таня тоже взглянула в том направлении и замерла.



В дверях стоял Лютогор. За ним – два высоких, надменных молодых человека, очень похожих между собой: одинаковые шевелюры вьющихся волос, холодные голубые глаза и вздернутые подбородки… Довершали сходство черные костюмы, такие же, как у предводителя диких: пиджаки-мундиры, наглухо застегнутые на все пуговицы, такого же цвета штаны, заправленные в узкие сапоги из тонкой кожи, и короткие трости из темного дерева с набалдашниками в виде граненых изумрудов. Эта троица напоминала свирепого дракона о трех головах – так ладно они смотрелись вместе. Но фигура, зашедшая в зал вслед за ними, заставила Татьяну испуганно вжаться в спинку кресла.

Олеша. На бывшей наставнице был простой черный плащ, седые волосы собраны в пучок на затылке. Старая ведьма опиралась на небольшой суковатый посох и выглядела несколько утомленной, однако мало изменилась с того времени, как Таня побывала у нее в ученицах.

Глаза Лютогора цепко оглядывали присутствующих. Вот он обменялся коротким сухим поклоном с Вордаком. После его взгляд задержался на лице Рика Стригоя, тот насмешливо поклонился в ответ. К удивлению Тани, Лютогор слегка улыбнулся ему. Далее предводитель диких внимательно оглядел всех по очереди и лишь тогда остановился на Тане, сидевшей к нему ближе всех.

Девушка мысленно поблагодарила Рика за то, что тот особым способом прокоптил браслет-змейку: бросил его в огонь и долго бормотал хитрое заклинание. А после – раз! И голыми руками вытащил браслет черным-пречерным. Магическое украшение выглядело старой железякой, хорошенько вывалянной в саже, зато теперь никто не сможет разглядеть изумруды и серебряный узор…

Увидев, наконец, чье имя написано на именной карточке слева от нее, Татьяна похолодела от страха. Воспоминание о том, как Лютогор похитил ее с прошлогоднего Апрельского бала, мгновенно развернулось в памяти яркой и страшной картиной.

Между тем Лютогор слегка повел головой из стороны в сторону, и тут же один из черных молодых людей поменял местами именные таблички. Лютогор, надменно оглядев присутствующих, уселся в центре стола – прямо напротив Вордака. Один из «близнецов» опустился в кресло рядом с Таней, даже не удостоив ее взглядом. Но куда хуже пришлось бедной Эрис: Олеша села возле нее. Старая ведьма зло усмехнулась англичанке, и девушка побледнела от ужаса и отвращения. И неудивительно: кто видел «белозубую улыбку» Олеши, запоминал ее на всю жизнь.



Зазвенел невидимый колокольчик, призрачные слуги еще быстрее заскользили вокруг стола, поднося каждому горки салатов в стеклянных салатницах. На скатерти возникли сами по себе тарелки с сыром, мясной нарезкой и овощами, фуршетные корзинки с икрой, огромные блюда с ягодами и фруктами – торжественный ужин начался.

Возле прибора, немного испугав Таню, проявились салфетки из тонкого батиста, схваченные изящным серебряным кольцом, а рядом – еще три бумажных. Интересно, сколько лет прислуга из духов сервирует застолья? И как долго они работают у самого Вордака… ловко у них получается.

– Каве, шампанского? – галантно осведомился Рик. – Или сразу водки?

– И то и другое, – пробурчала девушка.

– Хочешь вечером увидеть северное сияние? – не остался в долгу Рик. – Советую пить по чуть-чуть и много есть.

Девушка фыркнула. Как будто она сама не знает. Тоже учитель выискался по этикету.

Рик улыбнулся и позволил бестелесным рукам прислуги налить девушке шампанского в бокал, до половины, а себе – водки в рюмку на длинной ножке, до самых краев.

Между тем Мстислав Вордак встал. Гомон разговоров за столом тут же стих.

– Итак, – начал карпатский президент, – все члены экспедиции в сборе – пятнадцать магов и колдуний. Поэтому, пользуясь собственным президентским правом, разрешите провозгласить первый тост за успех нашего общего дела!

Все, даже Лютогор, подняли бокалы и выпили.

Таня ухватила большую клубнику с блюда за хвостик. Рик тяпнул водки и ничем не закусил. Парень слева, в черном, едва прикоснулся губами к рюмке. Таня потянула сразу две крупные ягоды и заслужила этим его косой презрительный взгляд. Эрис сидела, неестественно выпрямившись. Олеша ничего не пила и не ела, зато вовсю пялилась на Дашку. Лицо у бывшей Таниной подружки стремительно краснело.

Все присутствующие угощались молча, исподтишка приглядываясь друг к другу.

Наконец встала Ружена Мильтова и предложила выпить за хозяина дома. Тост поддержали.

После поднялся сам Вордак и огласил короткий, но вдохновенный тост за прекрасных дам.

Шелл что-то прошептал Лешке, и они уставились на Таню. Загадочные ухмылки парней девушке не понравились.

Чтобы поднять себе настроение, Таня сделала сразу три больших глотка шампанского из бокала и, под внимательным взглядом Рика, взяла с блюда толстый кусок сыра и еще одну клубнику.

Галантно улыбаясь, Рик собственноручно положил ей в тарелку корзинку с красной икрой. После аккуратно, но ощутимо стукнул коленом под столом. Пришлось давиться икрой.

На четвертый раз грациозно поднялась Криста и произнесла милым голосом тост-легенду на озорную тему. Получилось отлично: все заулыбались, похмыкали, лица у многих расслабились.

Таня украдкой сделала еще один глоток шампанского и решила узнать, из чего же приготовлен салат. Тот оказался вкусным, пришлось им заняться.

Вордак опять поднялся и произнес немного напыщенную речь о сплоченности всей компании ради общих целей.

Лютогор за это не выпил. Зато сделал знак духу-официанту и приказал налить водки в бокал для воды. Тот подчинился и наполнил означенную емкость до краев.

От девушки не укрылось, что все перестали есть-пить, отложили приборы и теперь смотрели только на предводителя диких.

И тогда Лютогор Мариус поднялся.

– Уверен, что экспедиция завершится интересно, – произнес он и подарил окружающим скупую улыбку. – И, надеюсь, три карпатских символа найдут своего единого хозяина в честном поединке. Я пью за возрожденного Карпатского Князя, кем бы он ни был!

И залпом выпил бокал водки.

Двое «близнецов» повторили процедуру, но выпили куда меньше, из рюмок. И тоже не закусили.

Ну и пьют эти дикие, подумала Таня.

Воцарилось напряжение. Конечно, никто не поддержал тост честной рюмкой. Краем глаза Таня заметила, как зашевелились вокруг стола черные тени – это охрана президента заволновалась, готовая проступить из-за невидимой завесы, доселе скрывавшей фигуры телохранителей, чтобы не беспокоить гостей излишним надзором.

Вордак молчал. Некоторое время они с Лютогором играли в гляделки. Тане передалось общее волнение, и она, заерзав на стуле, нечаянно задела локтем своего соседа в черном.

– Осторожнее, – прошипел он, поворачивая к Тане лицо.

Девушка тут же узнала эти водянисто-серые глаза и тонкие, поджатые губы. Она готова была поспорить на свой браслет, что перед ней сын или племянник Лютогора. Но уж в родстве с главным диким состоял точно.

– Извините, – пробурчала она.

Парень смерил ее надменным взглядом и отвернулся.

«Эх, – подумала Таня, – вот бы дать ему подзатыльник!» Она терпеть не могла таких заносчивых дураков. Рик, проницательная сволочь, опять двинул ее коленом под столом.

Внезапно девушка заметила, что Алексей Вордак смотрит в их сторону. Нет, не на нее конечно же, а на ее соседа. Который, кстати, отвечал не менее пристальным взглядом. Таня перевела взгляд на Шелла – крепыш не улыбался, наоборот, тоже смотрел в их сторону, и весьма сурово.

– Прошу извинить нас, – вдруг глухо сказал Лютогор. – Мы устали с дороги и хотим отдохнуть. Путь был неблизким.

После этого слегка поклонился Вордаку, и вся черная процессия, включая старую Олешу, разом поднялась с кресел и удалилась из зала.

Столь неожиданный уход Лютогора со свитой взбодрил остальных. Когда принесли дымящийся молодой картофель, жаркое в горшочках и жареную форель, все чаще стал раздаваться смех, завязались шутливые разговоры.

И тогда вновь поднялся карпатский президент.

– Ну а теперь, когда остались только свои… – Тут же все заулыбались, и старшему Вордаку даже немножко поаплодировали. – Теперь, – продолжил он, – можно поговорить о делах.

Президент сообщил, что пробную вылазку в горы решено сделать завтра, в девять часов. Первая гора с возможным отрицательным пространством – Синеглазка. Маршрут довольно простой, поэтому особых хлопот быть не должно. Достаточно, если пойдет всего лишь несколько человек.

Шелл явно скучал. Заметив, что Таня опять на него смотрит, он снисходительно подмигнул ей, наверняка надеясь вогнать такую «серую мышку», как она, в стеснительную краску. Вордак продолжал говорить, и все взгляды по-прежнему были устремлены на него. Шелл сложил губы трубочкой, посылая Тане воздушный поцелуй, и та не выдержала: показала ему из-под кружевной салфетки очень неприличный жест.

Секунду девушка наслаждалась растерянным выражением лица Шелла, игнорируя новые толчки коленом от Рика. Однако Шелл быстро справился с собой: громко хмыкнул, чем мгновенно привлек внимание Лешки – тому тоже надоело слушать официальную отцовскую речь.

Таня быстро отвернулась.

К счастью, старший Вордак вновь уселся на кресло под восторженные аплодисменты. Зато встала Ружена и, раскинув руки в пригласительном жесте, позвала всех в библиотеку, где подадут чай-кофе и десерт под хорошую, неторопливую беседу.

Все начали вставать с кресел – официальный ужин был завершен. Наверняка сейчас начнутся долгие благожелательные споры за чаем-кофе, под сигару или сигаретку, где разморенные обильной едой колдуны будут упражняться в тактике и стратегии запланированной экспедиции на Горганский хребет.


7964194279856489.html
7964227201298548.html
    PR.RU™